Заключение по вопросам
российского семейного законодательства
по состоянию на 1 ноября 2015 года

 

Вопрос 1. Могут ли дети, помещенные в государственное воспитательное учреждение по причине осуждения биологических родителей на тюремное заключение («дети заключенных»), быть переданы на воспитание в семью? На каких условиях?

Вопрос 2. В случае передачи «детей заключенных» на воспитание в семью, каков порядок общения детей с биородителями? Могут ли биородители потребовать возврата детей после освобождения?

Вопрос 3. Влияет ли срок тюремного заключения биородителей на статус «детей заключенных» для различных форм семейного устройства?

Вопрос 4. Каков статус «детей заключенных» на усыновление?

Вопрос 5. Должны ли сведения о «детях заключенных» передаваться в банк данных сведений о детях, лишенных родительского попечения?

Вопрос 6. Каковы практические шаги решения проблемы устройства в семью "детей заключенных"?

Исходя из содержания российского семейного законодательства и практики его применения, сообщаю следующее: 

 

Вопрос 1. Могут ли дети, помещенные в государственное воспитательное учреждение по причине осуждения биологических родителей на тюремное заключение («дети заключенных»), быть переданы на воспитание в семью? На каких условиях?

Да, у «детей заключенных» есть полный статус на опеку и приемную семью.

Согласно п. 1 ст. 145 Семейного кодекса РФ под опеку передаются дети, лишенные родительского попечения. Согласно п. 1 ст. 121 Семейного кодекса РФ к этой категории относятся не только дети, чьи родители умерли, лишены родительских прав или ограничены в них, признаны недееспособными, в случае болезни родителей, но и в случае длительного отсутствия родителей либо уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе при отказе родителей взять своих детей из образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, или аналогичных организаций, при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию. Можно сказать, что дети биородителей с многолетним или даже относительно коротким сроком заключения (т.е. 1-2 года), находятся в ситуации "длительного отсутствия родителей" (ведь каждый год детства имеет решающее значение для развития ребенка), считаются лишенными родительского попечения и подлежат передаче под опеку.

В отношении статуса ребенка на передачу в приемную семью закон высказывается однозначно. Поскольку приемная семья является замещающей профессиональной семьей, на воспитание в приемную семью может быть передан любой ребенок, лишенный родительского попечения согласно п. 1 ст. 121 Семейного кодекса РФ.

Как правило, если в субъекте РФ по месту нахождения ребенка введен патронат (еще один вид замещающей семьи), требования к статусу детей, передаваемых на патронатное воспитание, аналогичны требованиям к статусу детей, передаваемых на воспитание в приемную семью.

Обращаю ваше внимание, что (несмотря на убеждение некоторых органов опеки и попечительства в обратном) существование биородителя не должно автоматически препятствовать помещению ребенка на семейное воспитание и по той причине, что ни опека, ни приемная семья, ни патронат не прерывают формальной связи ребенка с биосемьей и не мешают общению ребенка с биородителями либо его возврату в биосемью, о чем подробнее будет рассказано ниже.

Оказавшись в замещающей семье, ребенок получает полноценное семейное воспитание в ранние детские годы, когда забота родителей (биологических или замещающих) особенно важна для полноценного развития ребенка.
 

Вопрос 2. В случае передачи «детей заключенных» под опеку или на воспитание в приемную семью, каков порядок общения детей с биородителями? Могут ли биородители потребовать возврата детей после освобождения?

Подопечный ребенок имеет право общаться с биородственниками. Опекун вправе препятствовать этому общению только в том случае, если оно не отвечает интересам ребенка (п. 5 ст. 148.1 Семейного кодекса РФ). Биородители вправе потребовать возвращения ребенка в семью (в реальности это случается крайне редко), и если органы опеки посчитают, что биородители действительно готовы к воспитанию ребенка на постоянной основе, то они вправе в одностороннем порядке освободить опекуна от выполнения своих обязанностей и вернуть ребенка биородителям. На практике при обращении биородителей с просьбой вернуть ребенка органы опеки назначают испытательный срок в 3 - 6 месяца, в течение которого биородитель навещает ребенка, восстанавливает личный контакт, а также пытается наладить собственную жизнь на свободе (что особенно актуально при многолетних сроках осуждения биородителя). Лишь после истечения испытательного срока орган опеки принимает решение об отмене или сохранении опеки.

Ребенок, воспитываемый в приемной семье, имеет право на поддержание личных контактов с кровными родственниками, но только если на это есть согласие приемных родителей и общение не мешает нормальному развитию и воспитанию ребенка. В спорных случаях порядок общения между ребенком, его биородственниками и приемными родителями определяют органы опеки. В случае возвращения ребенка биородителям орган опеки вправе в одностороннем порядке расторгнуть договор о создании приемной семьи досрочно.

Как правило, правила общения с биородственниками и порядок возврата ребенка в биосемью при патронате (если он введен в данном субъекте РФ) очень близки к подобным правилам в условиях приемной семьи. 
 

Вопрос 3. Влияет ли срок тюремного заключения биородителей на статус «детей заключенных» для различных форм семейного устройства?

Нет, срок заключения биородителей не влияет на статус «детей заключенных» для устройства в замещающую семью, поскольку независимо от срока тюремного заключения биородителей «дети заключенных» считаются лишенными родительского попечения в одинаковой степени. Законодательное регулирование в этом вопросе исходит из той логики, что «всего лишь» 2 года заключения биородителя может оказаться бòльшей частью периода младенчества для ребенка, который критичен и для общего развития ребенка, и для формирования навыков проживания в семье. Получается, что «небольшой» тюремный срок биородителя стал бы существенным сроком изоляции для малолетнего ребенка, уже пострадавшего от потери биосемьи. Это было бы вдвойне несправедливо и неоправданно по отношению прежде всего к «детям заключенных».

Иногда можно услышать предложения установить некую «временную опеку» или «временный патронат» над «детьми заключенных». В этом нет необходимости – по своему определению и опека, и патронат имеют временный характер (максимум до достижения ребенком 18 лет) и всегда могут быть прекращены при необходимости (и уместности) возвращения ребенка в биосемью после освобождения биородителя, как было рассказано выше. 
 

Вопрос 4. Каков статус «детей заключенных» на усыновление?

Согласно п. 2 Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 29.03.2000 № 275, усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей, единственный родитель или оба родителя которых:

  • умерли;

  • неизвестны, судом признаны безвестно отсутствующими или объявлены умершими;

  • признаны судом недееспособными;

  • лишены судом родительских прав;

  • дали в установленном порядке согласие на усыновление;

  • по причинам, признанным судом (по усыновлению) неуважительными, не проживают более 6 месяцев совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания;

  • если ребенок найден (подкинут) и его родители неизвестны, то ребенок может быть усыновлен при наличии акта, выданного органами внутренних дел или органами опеки и попечительства;

  • если ребенок оставлен в родильном доме или иной медицинской организации, то он может быть усыновлен при наличии акта администрации соответствующего учреждения.

    Очевидно, что в случае «детей заключенных», один лишь факт нахождения биородителя в заключении не может быть основанием для признания ребенка подлежащим усыновлению. Ведь причина, по которой биородитель более 6 месяцев не проживает с ребенком, объективна, а значит, и «уважительна». Исключения составляют те случаи, когда биородители либо (а) дали согласие на усыновление, либо (б) своим образом жизни до осуждения дали основания поставить вопрос о лишении их родительских прав или передаче ребенка в замещающую семью по другим причинам (например, более 6 месяцев уклонялись от воспитания ребенка).

    Насколько реалистично заочное лишение родительских прав в отношении родителя, находящегося в местах лишения свободы? Оно может представлять определенные трудности, так как в соответствии с п. 4 ст. 167 Гражданско-процессуального кодекса РФ суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие. С формальной точки зрения нахождение в местах лишения свободы является "уважительной причиной неявки", поэтому на практике велика вероятность, что суд отложит рассмотрение заявления о лишении прав до момента освобождения биородителя из мест лишения свободы.

    Обращаем ваше внимание, что отсутствие статуса на усыновление никак не затрагивает статуса «детей заключенных» на опеку, приемную семью или патронат, как рассказано выше. 
     

    Вопрос 5. Должны ли сведения о «детях заключенных» передаваться в банк данных сведений о детях, лишенных родительского попечения?

    Да. Согласно п. 1 ст. 122 Семейного кодекса РФ и п. 1 ст. 5 Федерального закона РФ от 16.04.2001 № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» ООП обязаны не позднее месяца с момента поступления ребенка в госучреждение (по причине осуждения биологических родителей или иной причине)  направить информацию о нем региональному оператору для учета в региональном банке данных и одновременного направления информации о ребенке в федеральный банк данных. В передаваемых в банк данных сведениях о ребенке, лишенном родительского попечения, в обязательном порядке указываются ограничения на определенные формы семейного устройства – например, в случае «детей заключенных» в карточке, публикуемой для ознакомления кандидатов, будет стоять «опека, приемная семья».

    При этом предоставление сведений о детях, оставшихся без попечения родителей, региональным операторам или федеральному оператору банка данных не освобождает органы опеки по месту нахождения ребенка от обязанности по устройству его на воспитание в замещающую семью (п. 3 ст. 5 Федерального закона РФ от 16.04.2001 № 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей»).

    Нарушение должностным лицом органов опеки порядка и/или сроков предоставления оператору банка данных сведений о детях, лишенных родительского попечения, влечет административную ответственность согласно ст. 5.36 КоАП РФ
     

    Вопрос 6. Каковы практические шаги решения проблемы устройства в семью "детей заключенных"?

    Наиболее эффективно обращение заинтересованных кандидатов в органы опеки по месту нахождения "ребенка заключенного" с письменным заявлением сообщить сведения о ребенке, его статусе и состоянии здоровья. В заявление следует включить выдержки из настоящего заключения с привязкой к истории появления ребенка в данном учреждении и для разъяснения позиции кандидатов в отношении возможности семейного устройства данного "ребенка заключенного". Как показывает опыт, нередко убеждение сотрудника органа опеки в том, что "дети заключенных" не могут быть переданы на воспитание в семью, основаны не на особом толковании закона, а на незнании этого закона и попытке применить бытовые представления о "справедливости" к подобной ситуации. Заявление, включающие элементы объяснения и толкования закона, нередко помогают сотрудникам органа опеки расширить свои знания и изменить точку зрения в сторону соблюдения действующего законодательства. 

    Таким образом, нет никаких правовых оснований отказывать детям, оказавшимся в государственном учреждении по причине тюремного заключения биологических родителей, в праве на воспитание в замещающей – опекунской, приемной или патронатной – семье. С момента постановки на учет в качестве лишенных родительского попечения сведения о «детях заключенных» должны быть переданы в банк данных в общем порядке, но с необходимыми примечаниями по формам семейного устройства.

     

    Ольга Митирева
    Юрист по семейному праву
    www.adoptlaw.ru
    olgamitireva@gmail.com
     



    ► Об авторе заключения: Ольга Николаевна Митирева, практикующий юрист, живет и работает в г. Москве. В 1998 году закончила правовой факультет Московского государственного института международных отношений (МГИМО) с дипломом специалиста, в 2001 году - магистратуру права в Нью-Йоркском Университете. Юридической практикой занимается с 1998 года, по вопросам семейного устройства детей-сирот консультирует с 2005 года. Автор сайта бесплатной юридической помощи для приемных родителей www.adoptlaw.ru и правового портала для специалистов по семейному устройству www.namporadomoi.ru. Издатель книг о нарушении привязанности у детей-сирот на www.attach2me.ru. Регулярно ведет занятия в школах приемных родителей г. Москвы (Московской службы психологической помощи населению г. Москвы, Фонда «Дорога к дому», Центра социальной помощи "Планета семьи" и др.), консультирует программы по семейному устройству детей-сирот на телеканале "Подмосковье" и на "Радио России".